Популярные альбомы

M.I.A. – Matangi

M.I.A. – Matangi

Есть на свете вещи, чья история длиннее, чем кажется. А еще есть вещи, история которых кажется длиннее, нежели есть на самом деле. Про новый альбом Матханги Арулпрагасам, более известной как M.I.A., можно с уверенностью сказать и то, и другое. И уж совсем не помешает сказать, что «это — Вещь!». Вещь в себе, разумеется.

Результат двухлетней работы и практически столь же продолжительных разборок с Interscope Records, кои стали практически неотъемлемым творческим стимулом для певицы, впору проходить на занятиях по «Критике чистого разума», в надежде разрешить знаменитое кантовское противоречие. Про четвертую пластинку тамилобританской певицы никак нельзя сказать «эта музыка будет вечной», поскольку она скорее является «продуктом» сегодняшнего дня, как в плане производства, так и в плане употребления. Определить цели, которым служит «Matangi» сегодня можно без труда и после первого прослушивания.

Треть альбома составляют хиты, этакая ритм—секция общей концепции, и эти хиты («Warriors», «Y.A.L.A.», «Bad Girls») без дополнительных усилий способны устроить подъем в лежачем отделении дома престарелых. Это та часть, которая «цепляет». Есть необходимое количество проходных номеров («Come Walk With Me», «Lights») и две почти одинаковых, но от этого не менее значимых баллады («Exodus» и «Sexodus»), сделанных Абелем Тесфайе, он же The Weeknd. Оставшаяся треть — торжество трибунной лирики, «риторическая», если угодно. И эта часть «углубляет».

Песни, написанные будто специально так, чтобы на первый план выходили тексты с контаминированными по принципу паратаксиса тезисами и слоганами. Короткие речевки со значением (чтобы нельзя было упрекнуть автора в отступлении от избранного курса на социальную и политическую проблематику) и рифмой (чтобы они лучше резонировали в толпе или аудитории). Все, что лежит beneath the words в каждой подобной песне («Matangi», «Only 1 U», «aTENTion», «Double Bubble Trouble», «Bring The Noise») — лишь оттеняет конспекты эпохи, как в поэзии Евтушенко, но не имеет уже никакого отношения к поэзии, жанровым и стилистическим канонам.

Цифровой ориентализм, мешанина паттернов и сэмплов, меняющих друг друга порой со скоростью, отличной от скорости читки или пения и зачастую даже вне традиционной схемы куплет-припев—куплет — крепить на музыкальную состаляющую ярлык «хип-хоп» невозможно, да и нет особого желания. Возникает ощущение, что музыка на альбоме «Matangi» сродни шизоидному урагану в подсознании, из которого иногда вылетают законченные и жизнеспособные мысли, но внутри которого во много раз больше мыслей недооформленных и диких. Кому-то интересней будет подвергнуть анализу именно эту бурную творческую стихию, нежели ее адаптированный результат.

Музыка и поэзия M.I.A. здесь как те две параллельных прямые, что наконец пересеклись. Результат пересечения налицо, факт не оспорить, да вот только как это произошло никто не знает. Похожий эффект производит один из самых любопытных электронных альбомов года — «Calidostopia» Маркуса Поппа, ныне единственного и самого главного участника проекта Oval, славящегося своей «атомотроникой». Любовь Маркуса к случайно наслаивающимся друг на друга подобно торосам сэмплам и звукам неизвестного происхождения никуда не делась — только в новом творении вся эта какофония служит лишь фоном для исполненных во вполне себе традиционном стиле латиноамериканских песен. Отделаться от мысли, что «Calidostopia», как и «Matangi», в эстетическом смысле создавались чтобы доказать верховенство голоса над музыкой, довольно трудно. Причем не просто верховенство — независимость.

Зачем тогда, спрашивается, Маркусу и Майе вообще нужна музыка? «Вещь в себе» — это одновременно и плод разума, и непознаваемый базис чувственных и умственных явлений. Для того, чтобы аффицировать связь между голосом исполнителя и эмоциями слушателя, нужно лишь иметь голос и уметь им управлять. Но для обнаружения и выявления иной связи, трансцендентального характера, нужна материя запредельная для опыта, ограниченного шестью чувствами, и в то же время настолько безусловная, чтобы можно было ставить ее в один ряд с такими понятиями как «Бог», «свобода» и «вечность».

Музыка — это именно такая материя.

В индуизме Матанги — одна из десяти имперсонаций Великой Богини, Шакти, вселенской энергии. Если не особо вглядываться в черты лица, изображенного на обложке «Matangi», то в нем можно узреть кого угодно, начиная с Гвен Стефани и заканчивая Мадонной. Все они будут той или иной имперсонацией Поп-музыки, одной из главных богинь нашего века. Но боги не возникают просто так из ниоткуда, за каждой фигурой стоит история, которая может быть длиннее, чем кажется — а может казаться длиннее, чем она есть на самом деле. Имя «Матанги» означает «та, чье тело находится в возбуждении», и принято считать, что это единственная богиня, которая с помощью знания превзошла все кастовые, ритуальные и культурные ограничения.

И, разумеется, она — богиня музыки. Когда-то именно она посвящала преданных пути духовного развития учеников в магию музыки и мантр, каковые и были самым главным путем обретения знания.

Нет, у нового альбома Майи нет связи со столь далеким прошлым — так только кажется — но если и есть мантра, позволяющая узнать современную богиню музыки, то это «Matangi».

Автор: Егор Алексеев

Другие альбомы в этой категории