Популярные альбомы

Vangelis – Heaven And Hell

Vangelis – Heaven And Hell

Сольный альбом Vangelis интересен не только сам по себе, но и как ключевое звено, связывающее музыку 60-х (когда Vangelis был в составе группы Aphrodite’s Child) и музыку 80-х (когда он участвовал в проекте Jon and Vangelis).
Альбом «Heaven and Hell» вышел как раз посередине 70-х, посередине отрезка между ранним и поздним творчеством.
Название альбома сразу же отсылает к последнему альбому «Детей Афродиты» — «666», монументальному, концептуальному, супер-амбициозному, двойному альбому по мотивам Апокалипсиса.
Запись «666» была сделана в 1970 году, но из-за цензурных и иных причин издана только через два года. Грандиозный замысел вполне в духе 1970 года, когда на мелочи не разменивались (в тот год Уэббер выпустил рок-оперу на евангельский сюжет, а Лорд замахнулся на формат концерта для солиста с симфоническим оркестром и написал «концерт для рок-группы с оркестром»). Надо сказать, что тогда полет фантазии и амбиции молодых музыкантов (Вангелиса и, особенно, Лорда) сильно обгоняли наличный уровень композиторского мастерства.
Альбом «Heaven and Hell» вышел намного более зрелым и цельным, чем «666». И Вангелис сильно вырос как композитор, пианист, аранжировщик, да и техника за 5 лет совершила прорыв, синтезаторы перестали быть экзотикой, их начали использовать в качестве основных инструментов и даже для замены оркестра. К 1975 году он переехал в Лондон, создал свою студию звукозаписи (названную по имени героя Жюль Верна «Немо-студия»). Взошел (поднялся/опустился) на капитанский мостик студии «Немо» и первым делом решил высказаться про Рай и Ад. Вполне естественное желание для человека, которому при рождении дали имя Evangelos Odyssey — погрузится в глубины звуков, как капитан Немо на подводной лодке, и там в полном одиночестве «путешествовать» и сочинять музыку на самые глобальные темы.
По форме произведение представляет собой ораторию, так как написано для оркестра, хора и двух солистов (мужской и женский вокал). В записи принимал участие английский камерный хор, певцы Джон Андерсон и Вана Верутис, а в роли оркестра выступил человек-оркестр, сам Вангелис, сыгравший на всех инструментах (от барабанов и разнообразной перкуссии до классического рояля и большого количества электронных клавишных).
В оратории 9 эпизодов, на виниловой пластинке она была разделена на первую и вторую части (стороны). Эпизоды очень контрастные (собственно, предельный контраст задан уже в названии), пафосные аранжировки Большого Стиля вполне соответствуют пафосному замыслу.
Первый эпизод назван «вакханалией», хотя звучит он вполне пристойно, на мой взгляд, даже чересчур пристойно. А вот во втором эпизоде «Symphony to the Powers B» начинается уже настоящая «карминовщина-бурановщина», видимо, призванная проиллюстрировать ад. Уместно вспомнить, как в том же 1975 году «Кармина Бурана» Карла Орфа звучала (по радио) в фильме Пазолини «Сало» и сопровождала последний круг ада.
Завершается же первая сторона по-контрасту – двумя тихими эпизодами, сначала клавишным («Movement 3»), а потом вокальным («So Long Ago, So Clear»). Музыка очень красивая, райская. Для райского пения был специально приглашен самый ангелоподобный певец того времени Джон Андерсон из ансамбля с говорящим названием Yes (он же написал текст). Тем самым структура “Heaven and Hell Part I” (вакханалия в начале и тихий просветленный финал ) сильно напоминает структуру композиции “Gates of Delirium”, занимавшей первую сторону альбома Yes 1974 года Relayer. Сходство двух композиции и в концептуальном замахе – Yes замахнулись на роман Толстого «Война и мир», пытались выразить в музыке полярные категории из названия и структуры романа – проход человека через безумие войны к просветлению.
Непосредственно перед записью альбома Relayer произошло первое пересечение творческих траекторий Вангелиса и Андерсона, группа Yes осталась без клавишника, среди кандидатов на вакантное место был и Вангелис. Тогда он предпочел сольную карьеру, но знакомство имело далеко идущие последствия, первым из которых и было ответное приглашение Андерсона для записи «Heaven and Hell».
В лице Вангелиса Yes хотели найти нового Рика Уэйкмана, а в результате Вангелис нашел себе нового Демиса Руссоса. Голос Андерсона действительно сочетается с клавишными Вангелиса идеально. К тому же, в отличии от Руссоса, со времен «Детей Афродиты» ориентированного на поп-музыку, Андерсон проявлял интерес к музыке передовой, сложной, неординарной.
На второй стороне также тихие эпизоды (“Intestinal Bat”, “12 O’Clock”, “A Way”) чередуются с громкими (“Needles and Bones”, “Aries”). И все «тихие» тоже звучат превосходно, намного лучше «громких». В тихих эпизодах композитор экспериментирует со звуками, создает впечатляющие акустические пейзажи, а громкие слишком прямолинейно ориентированы на рок-стандарт. Человек-оркестр пытается играть как рок-группа и сильно не дотягивает (особенно когда садится за барабаны), рок-музыке записанной сам-с-собой методом наложения не хватает энергии. Во всех громких эпизодах Вангелису не хватает как раз «вакханалии» (сравните с тем, как те же Yes изображают delirium).
Если продолжить мысль, что громкие эпизоды оратории раскрывают тему ада, а тихие – тему рая, то вслед за одним рецензентом с progarchives.com можно пожалеть, что альбом не разделен на отдельные треки и нельзя послушать «Рай» отдельно от «Ада». Впрочем, в компьютерную эпоху легко можно разрезать трек самому и склеить куски в любой последовательности.
В целом вторая сторона альбома выглядит даже посильнее первой (несмотря на наличие в первой таких ярких эпизодов как «карминовщина-бурановщина» и песня Андерсона).
Лучшие минуты альбома – хоровая композиция с солирующим женским вокалом «12 O’Clock”. Очень простая и красивая музыкальная тема, хор (сначала только мужской, суровый), мерные удары колокола, похоже на движение религиозной процессии, паломники с пением молитв поднимаются в гору и наконец появляется женский вокал без слов. Что-то слышится родное в этой простой мелодии (наверное потому, что она взята из греческой православной церковной музыки). Впечатление сходное с появлением русской песни в «Евангелии от Матфея» Пазолини. Тут опять возникает ассоциация с кино. Музыка Вангелиса была очень кинематографична задолго до того, как прославились его голливудские саундтреки.

Автор: Лев Семёркин

Другие альбомы в этой категории