Популярные альбомы

David Bowie – The Next Day

David Bowie – The Next Day

Время героев, придуманных Боуи, давно прошло. Майор Том навсегда затерялся в космосе, погиб, растворившись в дурмане райского наркотика. Зигги Стардаста разорвали на части черные дыры во время одного из последних его выступлений. Но Изможденный Белый Герцог еще жив, и потому его возвращение неминуемо.

Название альбома David Bowie – «The Next Day» достаточно символично и предсказуемо. Как еще может звезда назвать свое творение после десятилетнего отсутствия в этой гонке за местами в хит-парадах? Да, мэтра классического рока, Дэвида «Хамелеона» Боуи большинство уже давно упустило из вида, наблюдая за более юными героями. Не вызывает удивления и выбор обложки — молодой и добрый Дэвид с «Heroes», накрытый чистым листом. Боуи заявляет, что готов бороться, и не только на правах дряхлеющего и всеми признанного кумира, но и глядя в будущее, на тот самый «следующий день», что подразумевает некоторые эксперименты и уход музыканта от своего традиционного образа. И, поверьте, ничего страннее и мрачнее наш Пропитанный Кокаином Герцог еще не создавал.

Композиция «The Next Day», открывающая альбом, — один из самых ярких и мощных opener со времен альбома «Alladin Sane» 1973-го. Но на самом деле это лишь прелюдия к следующей, невероятно мрачной и блюзовой «Dirty Boys», в которой яростный диалог между саксофоном и гитарой способен подарить не одну порцию мурашек. Третья по счету композиция, а по совместительству и второй сингл с альбома, «The Stars (Are Out Tonight)», отличается довольно запоминающимся мотивом и превосходной басовой линией. Да и клип на нее мил и прост: Боуи в желтом свитере, женатый на Тильде Суинтон, поющий на камеру незатейливый припев, — что еще может растрогать преданных фанатов сильнее? И все же композиция явно проигрывает необычно глубокой и переполненной ностальгией «Love Is Lost». Абсолютно классическая для Боуи, она поражает плотностью звука и пронзительностью текста: «Новая страна, новые друзья, даже твои глаза стали новыми, но твоя боль стара так же, как мир». И если это откровение мэтра не добьет вас окончательно, то, пожалуйста, — помашите ручкой надвигающейся «Where Are We Now», которую, пожалуй, можно назвать Эверестом этого альбома. Неторопливые ударные, мощные перекаты клавишных, трогательный и хрипловатый вокал Герцога и образы Берлина, по которому еще самоуверенными юнцами бродили Игги Поп и Боуи («Игги и Зигги», как их называли) — более пропитанной ностальгией вещи и представить невозможно. Видео на этот сингл выжмет слезу даже из камня. Покачивающийся марионетка-Боуи с загадочной дамой (тоже марионеткой) прокрадывается своим жалобно-собачьим взглядом прямо в сердце. Может быть, постаревший и поседевший рок-идол просто провоцирует вас на жалость; может быть, чахнет от подступивших воспоминаний молодости? Так или иначе, это выглядит эффектно.

После баллады темп лонгплея стремительно убыстряется, и, миновав дурашливую «Valentine’s Day» (с легкомысленными «sha-la-la-la» в стиле битлов времен «Please Please Me»), вы захлебнетесь какофонией «If You Can See Me», в которой явно чувствуется влияние мастеров британского прог-рока King Crimson. Следующие четыре танцевальные композиции достаточно типичны для Боуи и очень сильны. Все тот же дергающийся вокал, яркие и запоминающиеся с первого раза мотивы, ударные будто вознамерились сделать из тебя отбивную. А вот дальше следует что-то совершенно выбивающееся из плана и доказывающее непредсказуемость старика и его умение совместить в одном альбоме буквально все существующие жанры музыки: cумасшедший хард-роковый рифф «You Will Set The World (On Fire)» в лучших традициях восьмидесятых сбивает с ног. Продравшись через этот шторм, попробуйте не ощутить торжественности и мрачности песни с убийственным названием «You Feel So Lonely You Could Die». Но наибольшего своего пика торжественность достигает в завершающей «Heat», одной из самых прекрасных и сложных по своей структуре композиций на всем альбоме. Низкий, плывущий, меланхоличный вокал, тревожная гитара и жутковатые причитания синтезатора на заднем фоне сильно напоминают творения знаменитого «Человека XXX-го столетия» Скотта Уокера, а особенно его «Bisch Bosh» 2012-го года выпуска. «И я говорю себе — я не знаю, кто я. Я — провидец, но я лгун», — торжественно плывет в динамиках скрипучий голос и тянет за собой на дно мрачного озера. Но даже задыхаясь под толщей воды, ты понимаешь, что поводов для беспокойства нет. Это просто Худой и Бледный Герцог решил пройтись по Берлину спустя десять лет затворничества и, напевая, прогуливается по Шёнебергу, мимо Ка-Де-Ве.

Автор: cymbaline

Другие альбомы в этой категории